[best of 2016] — Laid Waste

laidwaste

Джулия Гфрёрер из тех авторов, о творчестве которых можно много понять единичным визуалом, будь то одна из её открыток, миникомикс или вообще случайный кадр. Что бы она не рисовала, все равно её тонкие линии и штриховка выглядят так, будто они должны формировать черепа, розы и зловещих змей, ползающих между ними. Найти свою основную тему это всегда удачно, а когда эта тема — эстетика смерти и влечения, то нет особого смысла прыгать куда-то еще. Ведь в человеческой культуре еще столько материала!

Laid Waste, свежая новелла Гфрёрер, обращает смертельный взор на пораженную чумой европейскую деревушку — в тот момент, когда всем её жителям уже понятно, что ничего нельзя сделать, а вопрос «хоронил кого-нибудь сегодня?» становится будничным. Смерть обходит стороной девушку по имени Аньес и ей, теряющей последних близких, приходится осмыслить: есть ли смысл продолжать жизненный путь, когда все предрешено?

Прошлая крупная работа художницы — Black Is The Color — была в большей степени про готическую эстетику с явно современным взглядом. Это было заметно как в слегка хулиганской речи, так и в общей структуре. Кровь-любовь, гуталиновые ногти. В Laid Waste Гфрёрер относится к выбранной теме с ощутимым пиететом и создает старомодную аутентичность в разговорах и поведении персонажей  (звучат нотки «VVедьмы»). Такое отношение работает  на пользу комиксу и весь надрывный, трагический тон подается так мощно, как и должно быть, без скидок и оговорок, пробирая до костей на первом прочтении и завораживая на повторных.

laidwaste2

У Гфрёрер, помимо общих положительных качеств хорошего автора, есть две выдающихся стороны, которые здесь особо сильны. Во-первых, это её чувство времени  — она идеально подбирает для 96 страниц своей новеллы отрезок, похожий на кусок из некоей большой истории. Будто бы есть еще полноценный, но несуществующий графический романа про смерть средневекового поселения, с полноценным ансамблем персонажей. Но разбросанные вокруг истории Аньес отрывки — из другого времени или про неназванных соседей — помогают комиксу обрести нужную цельность.

Как положено  хорошему картунисту, Гфрёрер могла бы рассказать всю историю в Laid Waste одними рисунками, без опоры на текст. Но владение языком это также её конек, выражающийся в повсеместном стремлении к поэтичности. Последнее проявляется как в изящных фразах, так и в «тихом», ручном леттеринге, периодически сбивающимся на шепот строчных букв. Внимание к каждой реплике, к их подаче и презентации, цементирует эффект от ключевых сцен, и те режут с удвоенной силой.

laidwaste3

Ну и очевидное: какой еще комикс, как не история про апокалиптичную эпидемию чумы, подходит для описания 2016 года? Либо это, либо сиквел This is fine кей си грина.