Да не судимы в 3D будете

 

   Лучше поздно, чем никогда – еще одно мнение по Дредду, в дополнение к обстоятельному посту Славы.

    В теории, этот фильм должны были поднять на вилы и втоптать в землю насмешками – как очередное проявление гадкого тренда псевдореализма в произведениях масскульта. Только подумать – сумасшедший, разноцветный и эклетичный мир Судьи Дредда в угоду публике променяли на унылый мирок с бронированным спецназом! Может даже возникнуть мысль о том, что кино 1995 года было не так плохо; там же были золотые наплечники и летающие машины, а что до Роба Шнайдера – так и в комиксах можно с ужасом найти много comic relief персонажей калибра Джа Джа Бинкса. В смелом маневре, фильм Пита Тревиса и Алекса Гарланда доказывает, что все не так просто.

   Не стоит лукавить – «нефантастичность» вызвана в первую очередь бюджетными ограничениями; будь у Гарланда бюджет хотя бы ебучего «Нового Человека-Паука», здесь были бы и роботы, и отряды судей, и взрывы на хайвеях, и fabulous Дэвлин Вон. Без поддержки больших студий, авторам пришлось пойти дорогой Нила Бломкампа и соорудить несветлое будущее из больших кусков грустного настоящего. Это у них выходит крайне здорово — что может быть ужаснее и безрадостней минивэнов после Третьей Мировой (и кредитных коллекторов вместо Лорда Хумунгуса)? Все фантастическое в «Дредде» (кроме телепатии, конечно) находится в одном шагу от технологий сегодняшнего дня, с теми ограничениями, которые есть и очевидно будут для того класса людей, у которых доступа к технологиям практически нет. Колоссальный Сити-блок, в котором происходит действие фильма, это воплощение мечты большинства градоначальников, изолированная территория, в которой рождаются, живут, работают, отдыхают и умирают, не выходя за парадные двери, бесполезные и вредные для них элементы. Вертикальное гетто – с фантастической экономией квадратных метров земли. Как полагается, изоляция создает непредвиденные проблемы в лице оргпреступности, которая запирается на недосягаемых высотах предоставленных ей крепостей.

    Помимо трудностей с внешним видом есть еще и проблема тона: сто пятьдесят миллионов на дорогую фанстастическую сатиру с рейтингом R никто сейчас не даст, Верхувен вышел из моды, а его шедевры пустили на комбикорм-римейки. Да и в 1995м все было грустно – в «Дредде» со Сталонне были только слабые сатирические нотки, которые заглушались бронированным Голливудом, превратившим забавного фашиста в простого суперкопа, который обязательно улыбнется в финале. Алекс Гарланд пошел от противного, аккуратно шагая к комиксовому оригиналу не с позиций подгонки идей под блокбастерный шаблон, а от полного переноса персонажа из оригинала в другой контекст. Дредд останется Дреддом в любой обстановке, и будет везде поступать одинаково. Это дело читателя/зрителя увидеть его как героя, когда он защищает Мега-Сити от гнидогадоидов и зомби, и как фашиста, когда он размазывает по стенке демонстрантов. В этом и заложен дреддовский фан (по-каноничному, THRILL-POWER) – посмотреть на предсказуемого и неизменного Судью в разных контекстах, чтобы насладится тем, как герой этот контекст переборет.

   На Дредда Карла Урбана гораздо интереснее смотреть, чем на Дредда Сталонне – последний подстраивался по ходу фильма под окружение, а этот идет к цели с упорством парового катка, реагируя на любые дикости рядом с ним фирменной каменной гримасой. До фильма я не очень сильно верил интервью Урбана про то, какой он фанат, и не придавал значения обещаниям, что Дредд не снимет в фильме шлем, но на деле это оказалось чуть ли не краеугольным камнем его образа. Весь фильм наш любимый Судья показывает только свою сморщенную челюсть, держа дистанцию от всех остальных персонажей, активно сверкающих лицами и эмоциями. Он — Закон, срать-копать, а не Алекс Мёрфи, и уже тем более не мессия в процессе hero’s journey! Незачем вам на него смотреть в раздевалке.

   Однозначный успех фильма это Кассандра Андерсон – стажер-телепат, которую Дредд берет на проверочное задание. Благодаря освещению, гриму и естественному очарованию Оливии Триллби, кадет Андерсон, в полном соответствии с визуальной традицией комикса, выделяется светлой фигурой на фоне ржавых стен, грязных упырей и помятого напарника. Разумеется, в противовес непоколебимости Дредда, основной character arc фильма выделяется ей, как живому и понятному персонажу, слишком хорошему для низведения в сайдкики, которых нужно спасать от нахалов.

   В каждом обзоре «Дредда» упоминается великолепное кино «Рейд», как вышедший чуть ранее собрат – в обоих фильмах слуги закона штурмуют жилое здание, заполненное преступниками. Без лишних слов: да, «Рейд» круче, это, скорее всего, лучший фильм года, на его стороне невероятный ритм и ошеломляющая скорость поединков, в то время как «Дредд» олдскульно тягуч в тех местах, где не подражает «Крепкому орешку», а кое-где и вовсе становится стоунер-муви. В «Рейде», блин, есть MAD DOG! У «Дредда» на месте MAD DOGа Эйвон Барксдейл из The Wire в роли заурядного мерзавца и насильника, но зато есть куда более компетентный основной антагонист – Ма Мадригал в исполнении Лены Хиди. Монтаж, в котором описывается её восхождение к власти, пестрит стыдными карикатурами тематических банд, но вовремя пробирает до костей в тот момент, когда Ма улыбается в камеру. Хиди, криминально недооцененная в «Игре Престолов», рвет на лоскуты всех актеров в этом фильме, играя фактически антипода Серсеи Ланнистер из вышеупомянутого сериала – расчетливого, молчаливого, отстраненного лидера, которая могла бы подмять под себя весь город блок за блоком, если бы не случайная интервенция Дредда и Андерсон.

  У понимающих и уважающих материал британцев вышло отличное кино — далекое от теоретического мегафильма нашей мечты про Человека-Закона (слишком крутого для наших глаз и современных кинопроекторов), но все равно приятное, успешный эксперимент по созданию гордого независимого фильма про большого персонажа. Никто не подхватит это флаг, как не будет и сиквела, так что радуемся тому, что этот фильм хоть кто-то решился сделать.