ПОСЛЕДНИЙ ПОСТ ПРО 2018 ГОД

В этом посте про все самое важное в комиксах в прошлом году, в том числе про те вещи, которые никуда не ушли после 2017, а также про Стэна Ли, male frontal nudity и комиксгейт. Февраль — новый декабрь.

01. КОМИКСГЕЙТ

Тема «комиксгейта» сидела в темном углу интернета на протяжении последних нескольких лет, отчаянно пытаясь прорваться по совершенно разным инфоповодам, от смены кожи Капитана Америки и смены пола Тора до скандалов с обложками. Однако даже помощь всемогущих мемлордов Саргона из Аккада и Майло Яннопулоса не помогали обратить внимание общественности на «произвол СЖВ / политкорректности / либералов / коммунистов / рептилоидов и т.п. в комикс-индустрии» и создать аналог «геймергейта» в комикс-фэндоме. Отчасти это было связано и с самими масштабами фэндома с индустрией, а соответственно и безразличием к ним крупных СМИ, отчасти — с отсутствием веских для того причин. И действительно само название «комиксгейт» не имеет абсолютно никакого смысла, потому что в в его центре нет даже подобия на скандал или сговор, который мог бы оправдать затасканный корень «-гейт». Что в комикс-интернете действительно есть — это инфовакуум, который образовался в течение 2010-х годов.

Еще с десяток лет тому назад комикс-коммьюнити, со всеми фанатами, авторами, критиками, отличалось редкой живостью и сплоченностью — все предыдущее десятилетие, начиная со времен форума Эллиса и до по возникновения Bleeding Cool, Comic Foundry / ComicsAlliance и т.д., сопровождалось рождением новых сообществ, блогов, подкастов. Онлайн-движуха вокруг комиксов была одной из причин увлеченно за ними следить. Но со со временем весь этот энтузиазм начал постепенно идти на спад. Во-первых, из-за кризиса, с разбегу ударившего по устойчивости комиксного рынка (хотя и в меньшей степени, чем в остальной печати), во-вторых, из-за того, что и инвесторы, и сами авторы онлайн-ресурсов вскоре осознали, что все это — далеко не самая продуктивная трата времени и денег. Комикс-медиа за десять лет превратились в бесконечный рулон пресс-релизов и пиара издательств, на место критики и живого общения пришел шитпостинг в комментах к статьям и видео в духе «Топ-10 суперзлодеев, которых не сможет поднять Халк». Да и вообще интернет к концу десятилетия стал намного злее, отвратительнее и, что наиболее важно, политизированнее.

В прошлом году эту дымящуюся пустошь заполонили такие всадники консервокалипсиса, как Итан Ван Скайвер, (ёр бое Зак) Ричард Майер и Даг Теннейпел. Из абстрактного замысла они превратили «комиксгейт» в самую обсуждаемую и местами увлекательную драму комикс-интернета последних лет, сумев засветиться аж на телевидении (комедийном, конечно же). Большинство инициатив гейтеров напоминают какой-то нелепый бизарро-грассрутс-активизм, каждый новый анонс «альтернативного» про-гейтерского комикса интригует не столько своим содержанием, сколько тем, как скоро и каким образом его выход будет сорван.  Правда, этим они могут вызвать и определенную долю симпатии (живой комикс-активизм все-таки). Естественно до тех пор, пока все это в очередной раз не перечеркивается каким-нибудь истеричным выпадом вроде попытки засудить Марка Уэйда. 

Комиксы с первых лет своей истории были медиумом-андердогом, медиумом аутсайдеров. Комиксы всегда вбирали в свои ряды язвительных контркультурщиков, не исключая и эксцентричных персонажей, двинувшихся на консервативной почве (навскидку — Честер Гулд, Эл Кэпп, Стив Дитко, Дейв Сим, да и Фрэнк Миллер, пожалуй). Это в порядке вещей. Что меня смущает сейчас — это уровень к которому все это скатывается. Конкретно осознание того, что вместо дебатов Эла Кэппа и Джона Леннона наше поколение, похоже, заслужило лишь нытье долбаного Итана Ван Скайвера о том, как девушка-косплеер Renfamous овнит его в соцсетях. 

02. ХАРАССМЕНТ И СКАНДАЛЫ

Большая часть остальных тем прошлого года вернулась из позапрошлого и, скорее всего, останется с нами и в этом году. В частности в этом году одна из самых скандальных комикс-новостей касалась харассмента, но уже не в большой двойке а в мелком инди-прессе, но с беспрецедентными доселе масштабами. Издатель Коди Пикордт, в ответ на просочившиеся в онлайн обвинения в изнасиловании, домогательствах, антисемитизме, задержке зарплат и всех страшных грехах, подал в суд сразу на 11 человек, потребовав компенсацию в два с половиной миллиона долларов. Не готовым к такому повороту событий и без того нищим комикс-прос даже пришлось организовывать кампанию по сбору средств на защиту в суде, которые понадобятся им еще довольно долго.

Пикордт и Эскивел

Намного стремительнее разрешилась ситуация с Эриком Эскивелом, который только-только в этом году прорвался в большие комикс-сценаристы. Прошлое времен работы в комикс-магазине и серийного домогательства до своих подчиненных догнало его почти моментально — вся творческая команда Border Town коллективно отказалась иметь с ним дело, не оставив Vertigo иного выбора, кроме как закрыть серию не дождавшись ее завершения. Обе эти истории удивительны даже не столько своими мерзкими подробностями, сколько тем, что еще несколько лет тому назад подобный резонанс было бы сложно представить.

03. НЕСТАБИЛЬНОСТЬ КОМИКС-РЫНКА

Вопреки пессимистичным прогнозам, комикс-рынок в прошлом году не провалился в пропасть, во многом благодаря удачному отскоку Марвел. Что, правда, не говорит ни о чем хорошем — продажи за 12 месяцев всего лишь продолжили стагнировать, а основной гарантией даже стагнации остаются совершенно раздутые перезапуски, кроссоверы и альтернативные обложки. О печальных перспективах в комикс-ритейла в прошлом году говорили не только владельцы небольших магазинчиков, но и гигантов вроде Mile High, что наглядно резюмировал в своей недавней статье колумнист и хозяин сан-францисского Comics Experience Брайан Хиббс. Искреннее удивление людей из корпорации AT&T, купивших в прошлом году DC Comics в числе прочих активов Warner Bros., тому, что комиксы компании до сих пор издаются — это самое красноречивое свидетельство текущего и будущего состояния американской комикс-периодики, нравится это кому-то или нет.

Поглощения и встряски менеджмента действительно можно выделить среди трендов. Сразу два издательства средней руки, Valiant и Dark Horse, были выкуплены китайскими инвесторами. С одной стороны это говорит об интересе китайцев к комиксной интеллектуальной собственности (после нереального успеха «Аквамена» в Китае, я бы уже не стал шутить по поводу экранизации комиксов типа «БЛАДШОТ» или «ХО МАНОВАР»), с другой — о не лучшем финансовом состоянии этих компаний. В спустившимся с места в карьер издательстве Lion Forge под конец года прошли масштабные сокращения, в IDW весь год была непонятная чехарда. Не обошлось и без потерь — нет больше Bongo Comics, официально через два года не станет и Koyama Press.

Koyama Press (2007 — 2021) ;_;

Тем не менее, до сих пор появляются смельчаки открывающие новые издательства с очень интересными концептами: Artists, Writers & Artisans, которые обещают стать чем-то вроде конгломерата авторских бутик-студий; Ahoy Comics, работающие под принципиальным лозунгом «40 страниц комиксов всего за 4 доллара!»; TKO Studios, с их совершенно новым подходом к публикации «трейды 
/ синглы / цифра — все и сразу!» За этим интересно наблюдать, но не совсем ясно, как родившиеся за последние несколько лет более полдюжины издательств и импринтов, которые все выглядят как внебрачные дети Vertigo и Image, будут делить между собой не самую жирную нишу.

04. ПАБЛИСИТИ ФИРМЫ ДИСИ — МЕЖДУ ПЕНИС-ПАНИКОЙ И ПЕРВЫМ КАНАЛОМ

Новый ДиСи-босс Аманда Уоллер Памэла Лиффорд

Год через год надежно срабатывает творческий коллектив цирка во главе с гением современной комедии Дэном Дидио. И если провалы Марвел убивают веру в комиксы, большинство действий ДиСи вселяют надежду на то, что некоторые вещи в индустрии вечны. Гениальной идеей этого года стал импринт Black Label, ориентированный на взрослые темы и взрослую аудиторию, неиронично одноименный любимому спиртному напитку всех первокурсников, которые хотят казаться взрослее. Не размениваясь на мелочи, новое подразделение взорвало инфосреду первым же выпуском дебютного тайтла Batman: Damned, выкатившего на своих страницах тяжелую артиллерию — официальный дебют гениталий Бэтмена. Необычайно «взрослый» новый уровень ДиСи взорвал мозг мейнстримовым СМИ, и почти неделю бэтпенис был темой для обсуждения от твиттеров нормисов до прайм-тайм телевидения. К чему, конечно же, не были готовы ни в ДиСи, ни тем более в корпоративном руководстве из Warner Bros. Если верить слухам, новый президент компании Памэла Лиффорд закатила яростную истерику  перед гениями комикс-паблишинга по поводу попрания имиджа «продукта для всей семьи» и заставила затереть все «взрослые темы» со страниц новых комиксов. И, судя по постоянным переносам новых выпусков Damned и фактической заморозке всех остальных тайтлов, затирать пришлось очень и очень много. Немало пришлось и врать СМИ о досадной «опечатке». Как жаль, что реальную жизнь невозможно отретконить со зла ударив по границе мультивселенной.

На этом фоне недооцененным пиар-событием для издательства остался кроссовер со вселенной Первого канала, the Late Night Propaganda Show которого, наверняка, не уступает по размеру аудитории шоу Колбера на CBS. Более того, аудитория комиксов в этой вселенной раскупает их 20-миллионными тиражами, а читают кейпоту Марвел и ДиСи не мужики за сорок, а наивные американские дети и подростки. Выход этого эфира через пару дней после официальной публикации выпуска Doomsday Clock оставляет только гадать, получали ли его сценаристы цифровую копию комикса, которую ДиСи (предположительно) передавала кому-то (возможно даже администрации президента) в России или нет. Во всяком случае, сам выпуск был слит за неделю до релиза именно из России. Контактировало ли в действительности ДиСи с Россией? И, если да, то зачем? Был ли слив диверсией русских спецслужб против благополучия финансовой империи Дидио и Джонса и ее многомиллионных тиражей? Кто главный по комиксам у Кириенко? Ответы на эти вопросы станут доступны общественности, судя по всему, только через тридцать лет.

05. СТЭН ЛИ И ЕГО НАСЛЕДИЕ

Писать про фигуру Стэна Ли было намного проще до его смерти — обычно это сводилось либо к уважительному умилению живой легендой и патриархом самого успешного франчайза современности, либо к циничному отторжению лукавого промоутера, узурпировавшего вклад истинных создателей вселенной Марвел. Мало кого заботило, что оба этих образа, по большому счету, были мифическими. Первого Стэна Ли придумал непосредственно сам Стэн, второй Стэн Ли — это продукт коллективных воспоминаний всех его соавторов, которых он когда-либо кидал, в первую очередь Джека Кирби. Реальный Стэн Ли тоже имел право таить обиды на тех, с кем он работал, потому что в настоящем мире комиксов, среди своих коллег, он всегда и без всякого сомнения находился в их тени. Что с одной стороны справедливо — Кирби и Дитко после своего разрыва с «создателем Фантастической четверки и Человека-паука» продолжали творить возможно лучшие комиксы в своей карьере, при том, что Стэн после них создал… эээээмм… Стриппереллу. С другой стороны, любые попытки принизить его роль в наследии Марвел должны казаться как минимум глубоким неуважением. Стэн Ли — во многом — это и есть Марвел, он посвятил «Дому идей» большую часть своей жизни, с самых ранних лет, оставаясь с ним в самые трудные времена, в то время как для Кирби и Дитко работа в Марвел была лишь эпизодом в их обширной библиографии.

Peak Funky Flashman

Вполне предсказуемо, что на пике популярности «авторской теории» в массовой культуре Ли определял в качестве Auteur’а, реального творца Марвел, именно себя, ведь его роль была совершенно уникальной не только в родном издательстве, но и в американских комиксах в целом. Даже при минимальном вкладе в сами комиксы — очень часто ограничившимся редактурой, написанием диалогов (если не переписыванием уже готовых гайдлайнов) и редакторских колонок, даже при совершенно бесславном руководстве мультимедийным направлением (единственным успехом Ли вне комиксов стал, разве что, не самый выдающийся телесериал про Халка), он подарил родной компании лицо и идентичность. Свое собственное лицо и свою идентичность. Среднестатистический обыватель при упоминании Марвел представляет себе веселого усача, которому дорого и небезразлично мнение каждого фаната комиксов. Немного кто вспоминает о том, как эта «добродушная» корпоративная структура в реальности относилась к своим авторам, о том, как Кирби, после долгих лет судебных тяжб, было отказано не только в правах на его интеллектуальную собственность, но и в банальном возврате страниц комиксов, которые он для нее писал. Причем, не из вредности или принципа, а из-за того, что возвращать было нечего, издательство не видело в них никакой ценности, ему было наплевать на все те годы труда людей, продукт творчества которых оно продолжает продавать и по сей день. Соответственно и Стэн Ли превратился в символ этой вопиющей неблагодарности в том числе.

Эволюционировав в одну успешнейших киностудий Голливуда, Марвел не сильно изменила свой характер. Публика ходит на ее фильмы не столько ради авторов, сколько ради узнаваемого бренда, который им предлагают. Марвел/Дисней избавляется от своих контрактов при малейших затруднениях, будь то Эдгар Райт или Джеймс Ганн — их вклад в конечный продукт едва ли отразится на общем успехе компании. И чтобы зритель не почувствовал отчуждение от того, что ему пытается продать отлаженная корпоративная машина, ему еще раз покажут «настоящего автора», камео с которым были сняты на несколько фильмов вперед. Зритель смахнет слезу, а потом улыбнется и сделает глубокий вздох, ведь это его старый знакомый Стэн «Создатель Марвел» Ли, вечно молодой и вечно живой. Даже после своей смерти. Остается лишь верить, что это именно то, чего Стэн хотел сам.